Коломенский дворец

Село Коломенское с давних времен было родовой загородной резиденцией московских царей. Время от времени, утомившись от хлопот государственных, наезжали сюда государи полюбоваться природой, половить рыбу, потешиться соколиной охотой, да попировать на досуге.

Царь Алексей Михайлович, отец Петра Великого, закончив войну с Польшей и приступив к приведению в порядок государственных дел, решил, что неплохо было бы заодно обновить и свои собственные коломенские владения, а именно, выстроить новое загородное помещение с тем великолепием и роскошью, какие были доступны времени и могли соответствовать новым вкусам и потребностям царской жизни.

Руководить строительством нового царского дворца поручили плотничьему старосте Семену Петрову и стрельцу плотнику Ивану Михайлову.

Очевидно, творческое содружество С. Петрова и И. Михайлова было плодотворным, потому что сооружение Коломенского дворца происходило весьма быстро. Осенью 1666 года началась заготовка бревен по лесам у рек Оки, Жиздры, Уфы, зимой лес свезли в Коломенское, в мае 1667 года приступили к строительству, а к осени основные работы уже были закончены. Оставалась, правда, еще отделка дворца: резьба, деревянная скульптура, живопись, позолота, словом, самые ответственные и трудоемкие дела. К ним приступили в ту же зиму, а закончили лишь в начале 1671 года.

«Стенное и подволочное письмо» во дворце выполняли известные мастера — изографы Симон Ушаков и Богдан Салтанов, армянин, специально приглашенный из Ирана.

Одновременно с росписью выполнялись и резные работы, которыми руководил искушенный в этих делах старец Арсений. Его сотоварищи, прежде работавшие у патриарха Никона в Новом Иерусалиме, были также многоопытными мастерами. Покрывая затейливыми кружевными узорами столбы, наличники, карнизы и подзоры, они использовали не только собственный опыт, но и знания, которые им давали «книги к резному делу в лицах», специально взятые из библиотеки патриарха.

Наконец, последнюю точку в убранстве дворца поставил мастер Оружейной палаты Петр Высотский. По сторонам царского трона он сотворил деревянные фигуры львов, которые с помощью особого механизма, снабженного рычагами, пружинами и мехами, «рыкали, двигали глазами и зияли устами».

Коломенский дворец был грандиозной деревянной постройкой, вмещающей около 250 различных помещений, которые условно можно разделить на покоевые, непокоевые и служебные. Трудно даже перечислить все рундуки, приемные, передние сени, столовые сени, столовые со стекольчатыми окнами, хоромы, переходцы, терема, чердаки, подклети, спальни, светлицы. Их дополняли разнообразные наружные пристрои: крыльца, вышки, башенки, галереи, лесенки на точеных столбиках и т. д.

Внешний облик дворца был чрезвычайно сложным. Каждая его часть получилась самобытной, неповторимой. Его высокие и протяженные, узкие и просторные хоромы венчали шатровые крыши, островерхие башни и т. д. И все-таки, несмотря на причудливость, дворец не казался нарочито вычурным. Наоборот, благодаря несомненному мастерству строителей, удалось создать постройку, поражавшую своей стройностью, гармоничностью, зрительным равновесием всех частей.

Однако жизнь Коломенского дворца оказалась очень недолгой. В 1712 году Петр Первый, перенеся столицу в Петербург, перестал посещать родовые чертоги. Перестал выделять и деньги на ремонт. Заброшенный дворец быстро старел, разрушался и, наконец, в 1768 году был окончательно разобран на дрова.

Но счастье – великолепная постройка не исчезла бесследно. По сохранившимся планам, картинам и описям внутреннего устройства и убранства в середине XIX века был сделан макет – точная копия дворца. Этот макет, доживший до наших дней, дает возможность ясно представить облик замечательного образца русской деревянной архитектуры.